Николай Цискаридзе: Верую в Судьбу, которую играю

Самый знаменитый российский балетный танцовщик вернулся на сцену Большого театра

В тбилисском детстве Николая не считали симпатичным ребенком, зато недавно он попал в "сотню самых красивых людей Москвы".

Ровно год назад он повредил колено в парижской "Гранд-опера". Врачи надолго запретили танцевать. И вот мы дождались триумфального возвращения артиста: Николай снова танцует Германна в "Пиковой даме", за которую два года назад получил Госпремию.

А еще он освоил новый жанр - дебютировал по осени в мюзикле "Ромео и Джульетта". Цискаридзе, конечно, не поет. Ему досталась бессловесная роль Судьбы, играющей жизнями героев. Без Судьбы никуда, поэтому Николай постоянно на сцене.

"Мне кричат в ухо, а я кайфую"

- Ну и как вам работа в мюзикле, Николай?

- В балете просто музыка, а тут вокруг люди поют, порой даже кричат в ухо, когда стоят рядом. Это, конечно, специфика, к которой я не привык. Артисты юные, у них масса сил... Пытаешься выстроить свою роль между ними, а они каждый день все делают по-разному.

- То есть вам скорее не понравилось?

- Не-ет, если мне что-то не нравится, я этого не делаю. Я очень рано достиг положения в жизни, когда могу сам выбирать, что играть, как и с кем. Я просто от самого мюзикла получаю удовольствие. Когда ребята поют хорошо, просто кайфую, хотя живу там на сцене своей жизнью.

- А в Судьбу, которую играете, верите?

- Конечно! Случайностей не бывает, все с детства предрешено, где-то записано. Просто иногда нам дают выбор, по темному пути пойти или по светлому. И темный всегда легче и короче. Вера в судьбу меня постоянно подталкивает к мысли: если что-то не произошло сегодня, то случится завтра, если вообще должно случиться. А если не должно, то и не надо.

- Абсолютный фаталист, то есть ничего не боитесь?

- А чего бояться, все равно финал одинаков для всех. Еще Хемингуэй сказал, что, если любую историю дописать до самого конца, она закончится смертью.

- Значит, вас ничто не может выбить из колеи...

- Почему же? Предательство. То есть нет, все-таки и оно не выбьет из колеи. Я просто растеряюсь на какое-то время, если человеку доверял... Нет, убиваться я не из-за чего не стану. Жизнь короткая. Не успел моргнуть, уже 30 лет пролетело. Если я еще буду заниматься переживаниями, на жизнь не останется времени. Надо радоваться и в любую свободную минуту получать удовольствие. Я ведь очень много работаю, с 10 лет...

"Лень раньше меня родилась"

- За то время, пока вы не танцевали, все роли в Большом театре за вами сохранились?

- Ну это даже не обсуждалось.

- А когда вы уезжали в "Гранд-опера", на вас здесь не обижались?

- Наверное, какие-то люди и обижались, но генеральный директор всегда меня поддерживал. Я ведь представляю за границей весь Большой театр!

- Я просто вспомнила историю с Николаем Басковым. Ведь руководство Большого не продлило с ним контракт из-за того, что у него было слишком много других, зарубежных контрактов...

- Это разные вещи. Басков не артист театра, ему просто позволили петь на сцене одну партию. Человек на этом делал себе рекламу! Я очень не люблю, когда используют брэнд Большого театра в своих интересах. Я в этом театре вырос и заслужил право его представлять, а Коля просто зашел и вышел.

- Чем бы вы занимались, если бы не стали артистом балета?

- В любом случае стал бы артистом чего-нибудь. Просто именно в балет отдают гораздо раньше, чем в другие профессии, в девять-десять лет. Все родные были против, мама сильно этого не хотела, но...

- Кто же вас все-таки привел в балетную школу, если все были против?

- Мама и привела. У меня очень настырный характер. Если чего-то хочу, все равно добиваюсь своего. Я просто с нее не слезал, и она понимала, что, если этого не сделает, я пойду записываться сам.

- Ну хорошо, физические данные у вас врожденные. Но есть ведь еще бешеная работоспособность, с которой не рождаются?

- Это все от доли тщеславия в характере зависит. Я не понимаю, как это стоять в стороне, когда кто-то другой становится первым. Хотя лень у меня колоссальная, и, если бы я не хотел быть всегда первым, она бы меня победила. Я больше всего люблю ничего не делать!

"Подцепил "болезнь секретарш"

- Что вы имеете в виду под "ничего не делать"?

- А просто лежать, загорать, смотреть фильм какой-нибудь и есть фрукты. В отпуске я в основном лежу. Мне все равно, куда ездить, - главное, чтобы было море, куда можно положить матрас и качаться на волнах. А в последнее время я еще пристрастился раскладывать пасьянс на компьютере. Меня все дразнят, говорят, что это "болезнь секретарш". Ты бы, мол, лучше книгу почитал, но ведь чтобы ее читать, надо думать...

- Как-то вы обмолвились, что любите читать в метро. Вы до сих пор на нем ездите?

- Я просто не умею водить машину! И не хочу учиться. Вообще не понимаю, как в Москве не убивается каждый второй водитель, тут за рулем все настолько "распальцованные"!

- Николай, полгода назад поговаривали, что вы женились на дочке Людмилы Максаковой, просто скрываете ваш брак...

- Ну вы же понимаете, что не всему, что сказано или даже написано, можно верить. Маша очаровательная, прелестная женщина. Мы очень дружили, дружим и будем дружить еще много лет, в этом нет ничего плохого. Но у Маши своя личная жизнь, а у меня своя. К тому же, если бы я решился жениться, об этом никто не узнал бы еще долго. Все личное - это мое, и только мое. Сценическая жизнь - общественное, это пожалуйста. А как я сплю, как иду в душ, каким мылом пользуюсь - это не для публики! Вот я очень люблю лилии. Но мне не хочется знать ничего о той грязи, в которой они растут. Надо просто восхищаться их ароматом.

Анна ОРЛОВА
20 октября 2004 года

Лучшие люди

Страничка Николая Цискаридзе на сайте проекта "Лучшие люди страны".